Санкции ООН не влияют на арбитрабильность спора: решение Верховного суда Швейцарии от 1992 года

В 1980 году между М. и итальянской компанией Ф. был заключен агентский договор, по которому М. согласился выступить в качестве агента компании Ф. по продаже различных видов оружия в Ирак. Договор купли-продажи был заключен и М. получал комиссионное вознаграждение до 1987 года, когда Ирак приостановил платежи.

В 1989 году М. инициировал арбитражное разбирательство по регламенту ICC против компании Ф., требуя взыскания задолженности по агентскому договору. Местом арбитража являлась Швейцария.

Компания Ф. возражала против заявленных требований, указывая на то, что в отношении Ирака были приняты международные санкции, соответствующая резолюция ООН является частью правовой системы Италии и Швейцарии, соответственно, спор не мог быть рассмотрен арбитражем (спор является неарбитрабильным). Несмотря на заявленный аргумент, арбитражный трибунал признал свою компетенцию рассматривать возникший спор.

Решение трибунала о компетенции было обжаловано в Верховный суд Швейцарии компанией Ф., но Верховный суд Швейцарии отклонил жалобу.

Арбитрабильность спора (фр: arbitrabilité) – ключевой аспект действительности арбитражного соглашения и, соответственно, компетенции арбитражного трибунала рассматривать спор, отметил суд.

Однако вопрос арбитрабильности по швейцарскому праву разрешается не посредством применения (выбора) коллизионной нормы (что предполагает возможность выбора из нескольких вариантов), а посредством прямого действия швейцарского закона, в частности, статьи 177 (1) Федерального закона о международном частном праве (PILA), согласно которой любой имущественный спор может быть предметом арбитража:

Toute cause de nature patrimoniale peut faire l’objet d’un arbitrage.

Таким образом, Верховный суд Швейцарии заключил, что изначально спор мог быть предметом арбитражного разбирательства.

Далее суд проанализировал вопрос о том, насколько принятые против Ирака международные санкции могли повлиять на арбитрабильность спора, поскольку, с доктринальной точки зрения, если предмет спора нарушает публичную политику (l’ordre public), то такой спор не может быть предметом арбитража.

Суд отметил, что вопрос публичной политики мог бы быть рассмотрен в деле, если бы было установлено, что в связи с санкциями подобный спор должен был быть разрешен не в арбитраже, а в государственном суде, однако такого законодательного положения нет. Тот факт, что спор может затронуть вопрос публичной политики сам по себе не является достаточным, чтобы заявить о том, что спор является неарбитрабильным.

Верховный суд Швейцарии подчеркнул, что отсутствуют правовые принципы, которые позволили бы установить монополию суда на рассмотрение подобного спора в результате санкций, иными словами, нет законодательного положения, которое бы трансформировало один механизм разрешения споров – арбитраж, в другой – судебную защиту. Поскольку такая трансформация не происходит, то вопрос ретроспективности санкций и вовсе не стал рассматриваться судом.

В итоге Верховный суд Швейцарии пришел к выводу, что введенные санкции ООН не влияют на арбитрабильность спора, если при заключении арбитражного соглашения такой спор мог быть предметом арбитражного разбирательства в соответствии со статьей 177 Федерального закона о международном частном праве (PILA).