Коррупция должна быть доказана

Верховный суд Швейцарии в очередной раз подтвердил простую истину: договоры должны исполняться; не исполнение договорного обязательства, якобы по мотиву того, что правоотношение «отравлено» коррупцией, должно быть доказано лицом, не исполняющим обязательство; внутренние правила комплаенса имеют ограниченную сферу действия.

Спор возник из нескольких консультационных договоров (далее – договоры), регулируемых швейцарским правом, по которым, в частности, заказчик был обязан выплатить консультанту обусловленное договором вознаграждение. Часть сумм была выплачена, а остаток – нет из-за начавшегося в США и Великобритании расследования против консультанта по подозрению в коррупции. По мнению заказчика, такой платеж нарушил бы внутреннюю корпоративную политику по противодействию коррупции (Ethics & Compliance Policy), создавал риск привлечения заказчика к уголовной ответственности (в рамках, например, FCPA– прим. автора) исоответственно, проведение платежа было приостановлено.

Договоры предусматривали разрешение споров в арбитраже, в соответствии с арбитражным регламентом Международной торговой палаты в Париже (ICC), с местом арбитража в Женеве.

Консультант инициировал арбитражное разбирательство, по итогам которого арбитражный трибунал указал, что заказчик (ответчик в арбитраже) не доказал факт совершения коррупционного нарушения консультантом (истец в арбитраже). Соответственно, арбитражный трибунал поддержал (частично) требования истца и решением от 29 января 2016 г. обязал заказчика выплатить консультанту около 1,5 млн. евро.

Заказчик – заявитель в суде –  не согласился с арбитражным решением и обжаловал его в Верховном суде Швейцарии. Доводы заявителя: арбитражное решение противоречит публичному порядку и нарушено право заявителя быть выслушанным (данный аспект не рассматривается в настоящем обзоре). Нарушение общественного порядка заявитель видел в том, что исполнение арбитражного решения и проведение платежа нарушит внутренние правила комплаенса, соответственно, существует риск того, что заявитель может подвергнуться уголовному преследованию и наказанию.

Верховный суд Швейцарии в решении от 3 ноября 2016 года по делу 4А_136/2016 повторил свою практику и указал, в каких случаях арбитражное решение может быть отменено по мотиву противоречия публичному порядку, в данном деле, материальному публичному правопорядку (lordre public matériel). Арбитражное решение нарушает материальный публичный правопорядок Швейцарии, когда арбитражное решение нарушает фундаментальные принципы права до такой степени, что арбитражное решение больше не совместимо с системой основополагающих ценностей; среди таких принципов, особенно, – нерушимость договора, добросовестность, запрет на злоупотребление правом, запрет дискриминации и конфискационных мер, а также защита недееспособных лиц.

“[u]ne sentence est contraire à l’ordre public matériel lorsqu’elle viole des principes fondamentaux du droit de fond au point de ne plus être conciliable avec l’ordre juridique et le système de valeurs déterminants; au nombre de ces principes figurent, notamment, la fidélité contractuelle, le respect des règles de la bonne foi, l’interdiction de l’abus de droit, la prohibition des mesures discriminatoires ou spoliatrices, ainsi que la protection des personnes civilement incapables”  (Решение Верховногосуда Швейцарии от 03.11.2016, ¶ 4.1.).

Обещание взятки нарушает нормы нравственности и любое такое обязательство ничтожно в силу порока их существа; такое обязательство нарушает публичный правопорядок Швейцарии. Однако, данный факт не снимает с лица, уклоняющегося от исполнения взятых на себя договорных обязательств, обязанности доказать факт совершения коррупционного нарушения.

Верховный суд Швейцарии напомнил о том, что он выносит свои решения на фактах, установленных арбитражным трибуналом. Суд не может исправлять или дополнять эти факты ex officio, даже если они были установлены арбитражным трибуналом явно в неточном порядке или в нарушение закона.

“[l]e Tribunal fédéral statue sur la base des faits constatés dans la sentence attaquée <…>. Il ne peut rectifier ou compléter d’office les constatations des arbitres, même si les faits ont été établis de manière manifestement inexacte ou en violation du <…> “(Решение Верховного суда Швейцарии от 03.11.2016, ¶ 3.1.)

Задача суда, имеющего дело с решением коммерческого арбитража, не пересматривать решение арбитража, действуя как суд апелляционной инстанции; задача суда – проверить представил ли заявитель доказательства того, что имеются допустимые доказательства, которые могут служить основанием для отмены арбитражного решения. Позволение со стороны суда сторонам излагать факты, иначе, чем эти факты были установлены арбитражным трибуналом, несовместимо с задачей суда.

В рассматриваемом деле, арбитражный трибунал, исследовав представленные ответчиком доказательства в подтверждение его утверждений о коррупции, пришел к выводу, что эти аргументы недостаточны, факт коррупционного нарушения не доказан. Вывод арбитражного трибунала вытекает из представленных доказательств и не может быть пересмотрен судом.

Заявитель также пытался доказать и то, что арбитражное решение противоречит материальному публичному порядку, поскольку арбитражным решением установлена обязанность заявителя произвести платеж консультанту, а такой платеж будет нарушать внутренние правила комплаенса и тем самым существует риск того, что заявитель может подвергнуться уголовному преследованию и наказанию. Внутренние правила комплаенса, указал заявитель, на уровне компании и ее контрагентов есть не что иное, как признание компанией важности борьбы с коррупцией и, соответственно, они отвечают публичным интересам.

В ответ на подобный аргумент, Верховного суда Швейцарии указал: не мыслимо себе представить, чтобы частный субъект права – и особенно не из Швейцарии, имел право определять, что является общественной ценностью и может являться основанием для отмены арбитражного решения в Швейцарии.

Арбитраж – важнейший инструмент разрешения споров в Швейцарии, лицо несет бремя доказывания.  Очевидно, что в деле с коррупционной составляющей, у лица мало возможностей доказать факт совершения коррупционного нарушения, однако это не снимает с лица обязанности доказать факт коррупции. Упустив возможность доказать это, практически невозможно добиться отмены арбитражного решения в Швейцарии, ссылаясь на нарушение ее публичного порядка.

Источник: Swiss International Arbitration Decisions